Иннокентий Анненский
БИБЛИОТЕКА ПОЭЗИИ    
Стихотворения
8
Canzone
Decrescendo
Ego
Ich grolle nicht
Nox vitae
Август
Аметисты
Аромат лилеи мне тяжел
Бабочка газа
Баллада
Без конца и без начала
Бесконечность
Бессонница ребенка
Бессонные ночи
Бронзовый поэт
Буддийская месса в Париже
Будильник
В вагоне
В дороге
В марте
«В небе ли меркнет звезда...»
В открытые окна
Ванька-ключник в тюрьме
Весенний романс
Весна
Ветер
Впечатление
Второй мучительный сонет
Второй фортепьянный сонет
Гармония
Гармонные вздохи
Далеко... далеко...
Дальние руки
Две любви
Двойник
Декорация
Дети
Дождик
Дочь Иаира
Дремотность
Другому
Дымные тучи
Дымы
«Если больше не плачешь, то слезы сотри...»
Еще лилии
Желание (Когда к ночи...)
Желание жить
За оградой
Завещание
Закатный звон в поле
Заключение
Зимнее небо
Зимние лилии
Зимний поезд
Зимний романс
Зимний сон
Идеал
Из Верлена
Из окна
К моему портрету
К портрету
К портрету А. А. Блока
К портрету Достоевского
Картинка
Квадратные окошки
Киевские пещеры
«Когда б не смерть, а забытье...»
«Когда, влача с тобой банальный разговор...»
Колокольчики
Конец осенней сказки
Который?
Кошмары
Л. И. Микулич
Ледяная тюрьма
Листы
«Лишь тому, чей покой таим...»
Май
Майская гроза
Маки
Маки в полдень
Мелодия для арфы
Месяц
Миг
Милая
Минута
Миражи
Мой стих
Мухи как мысли
Мучительный сонет
На закате
На полотне
На пороге
«Над высью горной...»
«Не могу понять, не знаю...»
«Небо звездами в тумане...»
Негибнущий аромат
Неживая
Ненужные строфы
Нерасцепленные звенья
«Нет, мне не жаль цветка, когда его сорвали...»
«Но для меня свершился выдел...»
Ноябрь
«О нет, не стан, пусть он так нежно-зыбок...»
О. П. Хмара-Барщевской
Облака
Октябрьский миф
Он и я
Опять в дороге (Когда высоко...)
Ореанда
Осенний романс
«Осенняя эмаль...»
Осень (И всю ночь там по месяцу дымы вились...)
Осень (Не било четырех...)
Офорт
Парки - бабье лепетанье
Перебой ритма
Перед закатом
Перед панихидой
Петербург
Печальная страна
Пластинка для граммофона
Погребение проклятого поэта
Под зеленым абажуром
Под новой крышей
После концерта
Последние сирени
Посылка
Поэзия (Над высью пламенной Синая...)
Поэзия (Пусть для ваших открытых сердец...)
Поэзия (Творящий дух и жизни случай...)
Поэту
Призраки
Пэон второй - пэон четвертый
Рабочая корзинка
«Развившись, волос поредел...»
Романс без музыки
С балкона
С кровати
С четырех сторон чаши
Сверкание
Светлый нимб
Свечка гаснет
Свечку внесли
Сентябрь
Серебряный полдень
Сестре
Сизый закат
Сиреневая мгла
Смычок и струны
Сон и нет
Сонет (Когда весь день свои костры...)
Сплин
Спутнице
Стальная цикада
Старая усадьба
Старая шарманка
Струя резеды в темном вагоне
Сумрачные слова
Там
То и это
«Только мыслей и слов...»
Тоска
Тоска возврата
Тоска вокзала
Тоска кануна
Тоска маятника
Тоска медленных капель
Тоска миража
Тоска отшумевшей грозы
Тоска припоминания
Тоска сада
Тоска синевы
Трактир жизни
Третий мучительный сонет
Три слова
Тринадцать строк
Трое
Ты опять со мной
У гроба
У св. Стефана
Умирание
Утро (Эта ночь бесконечна была...)
Хризантема
Человек
Черная весна
Черный силуэт
«Что счастье?..»
Шарики детские
Электрический свет в аллее
«Я думал, что сердце из камня...»
«Я жизни не боюсь...»
Я на дне
Ямбы
Январская сказка
Стихотворения 1874 г.
Из поэмы «Mater Dolorosa» (Как я любил...)
Стихотворения 1890 г.
Notturno
Villa nazionale
Стихотворения 1899 г.
Рождение и смерть поэта
Стихотворения 1900 г.
Июль
На воде
«Падает снег, мутный и белый и долгий...»
Стихотворения 1901 г.
Молот и искры
Падение лилий
Параллели
Стихотворения 1902 г.
«Для чего, когда сны изменили...»
Стихотворения 1903 г.
Еще один
Стихотворения 1904 г.
Братские могилы
«В ароматном краю в этот день голубой...»
Два паруса лодки одной
Кэк-уок на цимбалах
На северном берегу
Первый фортепьянный сонет
«Сила господняя с нами...»
Сирень на камне
Солнечный сонет (Под стоны тяжкие метели...)
Тоска белого камня
Тоска мимолетности
Черное море
Стихотворения 1905 г.
Pace
Я люблю
Стихотворения 1906 г.
Traumerei
Ель моя, елинка
Кулачишка
Лунная ночь в исходе зимы
«Ноша жизни светла и легка мне...»
Опять в дороге (Луну сегодня выси...)
Просвет
Старые эстонки
Стихотворения 1907 г.
Вербная неделя
Лира часов
Невозможно
Стихотворения 1909 г.
Моя тоска (Пусть травы сменятся...)
Одуванчики
Прерывистые строки
Снег
Среди миров
То было на Валлен-Коски

Анненский Иннокентий Федорович

Анненский Иннокентий Федорович (1855-1909), русский поэт, драматург, литературный критик.

Родился 20 августа (1 сентября) 1855 в Омске. Учился в нескольких петербургских гимназиях. Однако в связи с материальным положением семьи Анненскому пришлось доучиваться на дому и экстерном сдавать экзамены на аттестат зрелости. В 1875 он поступил в Санкт-Петербургский университет на историко-филологический факультет, где специализировался по античной литературе и овладел четырнадцатью языками, в том числе санскритом и древнееврейским. В круг его интересов входили также русский и славянский фольклор. Окончил университет в 1879 со званием кандидата, которое присваивалось выпускникам, дипломные сочинения которых представляли особую научную ценность.

В 1879-1890 преподавал латынь и греческий в петербургских гимназиях, читал лекции по теории словесности на Высших женских (Бестужевских) курсах, печатал в «Журнале министерства народного просвещения» и журналах «Воспитание и обучение» и «Русская школа» статьи и рецензии. В 1891 был назначен на пост директора привилегированной киевской гимназической Коллегии. Уже в 1892 его «воззрения на учебно-воспитательное дело» оказываются несовместимы с этой престижной должностью, однако директорство за ним сохраняют — сперва в столичной гимназии (1893-1896), затем в царскосельской, находившейся под особым покровительством императорской семьи. В 1906 был назначен на должность инспектора Санкт-Петербургского учебного округа.

Свои ранние стихотворные опыты Иннокентий Анненский называл «чепухой» и уничтожил. Случайно сохранился лишь отрывок под названием «Из поэмы «Mater Dolorosa» (1874), целиком состоящий из лирических штампов. В университете Анненский «влюбился в филологию и ничего не писал, кроме диссертаций»; к поэтическому творчеству он заново обратился в конце 1890-х годов. О значении для Иннокентия Анненского филологии и педагогики свидетельствуют начатые в Киеве «Педагогические письма» — своего рода программа эстетического воспитания старшеклассников, предполагавшая прежде всего углубленное вчитывание в художественный текст. Ее наглядно иллюстрируют написанные тогда же статьи «Об эстетическом отношении Лермонтова к природе» и «Гончаров и его Обломов», вполне зрелые и показательные, выявляющие внутреннюю структуру творчества, «искусство мысли» писателя (так называется его статья 1908 о Достоевском).

Тогда же, в Киеве, возник грандиозный замысел Иннокентия Анненского - перевести на русский язык все 19 трагедий Еврипида. Замысел был реализован: переводы по мере завершения публиковались с предисловиями-истолкованиями в «Журнале Министерства народного просвещения» и вышли посмертно в четырех томах (1916-1917) под редакцией Ф.Ф. Зелинского. Эта огромная работа легла в основу поэтического творчества Иннокентия Анненского. С ней непосредственно связаны его драматические произведения: стихотворные трагедии «Меланиппа-философ» (1901) и «Царь Иксион» (1902), «лирическая трагедия» «Лаодамия» (1906) и «вакхическая драма» «Фамира-кифарэд» (окончена в 1906, опубл. в 1913). Драмы Иннокентия Анненского содержали множество самостоятельных лирических текстов, однако прошли незамеченными, и поэтическим дебютом Иннокентия Анненского явилась книга «Тихие песни» с приложением сборника стихотворных переводов. «Парнасцы и проклятые» (1904), опубликованная под псевдонимом (анаграммой имени автора) «Ник. Т-о»; предполагалось, по-видимому, что читатель вспомнит, что именно так Одиссей назвался циклопу Полифему — и вовсе не из скромности. Переводная часть книги являлась стилистическим ключом: общая лирическая тональность была выдержана в духе французских поэтов-символистов — от их предшественника Бодлера до А.де Ренье (все они представлены в подборке переводов). Это стилистическое единство А. Блок в своей запоздалой и прохладной рецензии на книгу, которую счел чьим-то робким дебютом, назвал «угаром декадентских форм», препятствующих «чистым ощущениям» «человеческой души, убитой непосильной тоской». Не более прозорливым и менее снисходительным оказался и другой рецензент книги — В. Брюсов.

Правда, Иннокентий Анненский не рассчитывал на успех и понимание. «Нисколько не смущаюсь тем, что работаю исключительно для будущего», — писал он в 1899; и после издания незамеченных «Тихих песен» пишет, оттачивая свою чуждую всем стандартам критическую прозу, ряд оригинальных по мысли и слогу статей о Н.В. Гоголе, Ф.М. Достоевском, И.С. Тургеневе, А.П. Чехове и в заключение о лирике К. Бальмонта, где формулирует выношенные представления о природе художественного слова в поэзии. Статьи были собраны в «Книге отражений» (1906) и встречены с безразличием и недоумением; в частности, К. Чуковский обвинил автора в крайнем субъективизме, что не помешало ему оказать Анненскому содействие в публикации «Второй книги отражений» (1909), включавшей, помимо статей о русской классике, исследования творчества Г. Гейне и Х. Ибсена, образов Гамлета и Иуды. Ее походя упрекнули за «ненужно-туманный язык», «неожиданные и необоснованные «модернистские» тенденции», за «утонченную, мудреную… манеру критического письма» и вообще за «недосказанность». Еще большее раздражение вызвала программная обзорная статья Иннокентия Анненского «О современном лиризме», опубликованная в новом литературно-художественном журнале «Аполлон». Публикация там же представительной подборки стихотворений из новой книги была отложена на неопределенный срок. За статью пришлось извиняться в «Письме к редактору». По-видимому, с этим была связана скоропостижная кончина Анненского: его вторая книга лирики «Кипарисовый ларец» опубликована посмертно в 1910. О ней весьма уважительно отозвались (в том же «Аполлоне») М. Волошин, Н. Гумилев, Вяч. Иванов; готовность признать «искренность» и оригинальность поэзии Анненского выразил несколько позже и Брюсов.

Действительно, книга Иннокентия Анненского резко выделялась своеобразием построения, содержания, интонаций и поразительной художественной законченностью. Еще в «Тихих песнях» наметилось сочетание стихотворений по функциональному признаку — общности поэтического переживания и соответственного соотношения реалий: «мучительные сонеты», «фортепьянные сонеты», «бессонницы», «параллели» и т.д. В «Кипарисовом ларце» такое сочетание (Брюсов в рецензии назвал его «искусственным и претенциозным») приобрело устойчивый и принципиальный характер: разделы книги носили названия «Трилистники», «Складни» и «Разметанные листы», тремя годами предвосхитившие «Опавшие листья» В.В. Розанова. В полной мере реализована поэтическая установка Тихих песен, которой Иннокентий Анненский в большой степени обязан французским символистам и в особенности Бодлеру: сочетание (нередко причудливое и даже несуразное) трагического, возвышенно-поэтического мировосприятия с будничными реалиями и разговорной речью. В первоначальном варианте книги эта установка явствовала из своеобразного эпиграфа — стихотворения в прозе в бодлеровском духе «Мысли-иглы». Результатом ее было впечатляющее поэтическое новаторство, которое оценили и на свой лад использовали как футуристы (в особенности В.В. Маяковский), так и акмеисты (в особенности А.А. Ахматова, для которой корректура «Кипарисового ларца» послужила поэтическим напутствием: она «была поражена и читала ее, забыв все на свете»). По-видимому (об этом свидетельствует Блок, в 1909 сблизившийся с Анненским), готовилась третья книга: о ее составе и характере можно судить по опубликованному сыном поэта В. Кривичем в 1923 и никем не замеченному сборнику «Посмертные стихи»; он включал такие шедевры лирики Анненского, как «Сила Господняя с нами», «Зимний сон», «Что счастье?», «Петербург» и «Песни с декорацией».

В 1921 в Петрограде состоялся вечер, посвященный памяти Иннокентия Анненского, по свидетельству В. Ходасевича, «собравший огромную аудиторию»; на нем «стихи Анненского читала Анна Ахматова». Несколько десятилетий после этого имя Анненского оставалось в забвении (правда, в 1939 по недосмотру вышел прекрасно подготовленный А.В. Федоровым сборник лирики в малой серии «Библиотеки поэта»).

Умер Анненский в Санкт-Петербурге 30 ноября (13 декабря) 1909.





Дальше... вырваны дальше страницы. 00:03